Чем завершится суд против биатлонистки Ольги Зайцевой – одно из обвинений уже снято

0 просмотров Нет комментариев

Чем завершится суд против биатлонистки Ольги Зайцевой – одно из обвинений уже снято

Надуманное обвинение против биатлонистки Зайцевой снято. Теперь суд оправдает россиянку?
Адвокат подробно рассказал, как защищают нашу олимпийскую чемпионку.

Немецкий журнал Der Spiegel за несколько дней до объявления вердикта Спортивного арбитражного суда по делу дисквалифицированной биатлонистки Ольги Зайцевой неожиданно вышел с материалом в поддержку россиянки. Обвинения против неё строятся на показаниях бывшего директора Московской антидопинговой лаборатории Григория Родченкова. Но одно из ключевых обвинений уже снято. Можно ли ответить на два других? Журналисты считают – да.

Манипуляции и дисквалификация

Краткая предыстория такова.

В 2018 году МОК пожизненно дисквалифицировал Зайцеву и её подруг по команде Ольгу Вилухину и Яну Романову, лишив их эстафетного олимпийского серебра в Сочи (а Вилухину ещё серебра в спринте). Причина – манипуляции с допинг-пробами.

Спортсменки при финансовой поддержке бывшего президента СБР Михаила Прохорова подали апелляцию в CAS. Иск был зарегистрирован в феврале 2018 года, а слушания состоялись только в марте 2020-го. Окончательное же решение должно быть объявлено до середины июля. Точной даты нет.

На основании чего обвинили Зайцеву? На основании доклада Ричарда Макларена и показаний Григория Родченкова. Имя биатлонистки было в особом списке, спортсмены из которого считались защищёнными от проверок, а их чистые пробы хранились для «особых случаев», на крышках двух проб Зайцевой были царапины и небольшое превышение концентрации соли, нетипичное для граждан России, а в одной из проб – два профиля ДНК.

Источник: мужская ДНК в одной из допинг-проб Ольги Зайцевой принадлежит её мужу

Но в ходе судебных заседаний выяснилось, что подписи Родченкова на представленных документах – поддельные, второй профиль ДНК принадлежит мужчине, соль и царапины могут иметь логичное объяснение. Журналисты Der Spiegel впервые обнародовали сведения, что второй профиль ДНК принадлежит мужу Зайцевой и его нахождение в пробе объяснимо. То есть как минимум одно из трёх обвинений оказалось необоснованным и надуманным и уже было снято.

МОК снял обвинения по второй ДНК

О том, что на самом деле происходит в этом странном деле, «Чемпионату» рассказал адвокат Алексей Панич, который защищает интересы спортсменок, в том числе и Ольги Зайцевой. А сама спортсменка заявила нашему изданию, что немецкие журналисты сами на неё вышли, поскольку у них возникли вопросы, когда они стали разбираться в ситуации.

– Чья идея была подключить к освещению этого дела «Шпигель»? – Они сами заинтересовались этой темой и общались с теми, с кем посчитали нужным. Меня в числе их спикеров точно не было. А с кем именно общались, я такой информацией не владею. Возможно, они разговаривали с Ольгой Зайцевой, это их право и работа.

– Есть ли что-то новое для вас в расследовании «Шпигеля»? – Практически ничего. Про вторую ДНК в пробе Ольги Зайцевой мы знали изначально, поскольку это часть файла, представленного стороной обвинения. Про то, что это ДНК её мужа, мы тоже знали, поскольку заказывали специальный тест, который и дал соответствующие результаты.

– Где делала тест сторона защиты? – Мы практически ничего не делаем только в России. Как правило, тесты в процессе дела делались и здесь, и за границей, а иногда только за границей.

– МОК снял обвинения по этому вопросу – наличие двух ДНК в допинг-пробе? – Да. При этом я хотел бы уточнить, что сторона защиты не видела результатов последнего теста, на основании которого были сняты обвинения. Нам эти результаты не предоставляли, но в этом и нет необходимости. Если сторона обвинения говорит, что признаёт наши выводы, спорить не о чем. Это на самом деле большая победа, это то, чего мы добивались.

– Выводы «Шпигель» о поддельных подписях Григория Родченкова – их собственные или основанные на той информации, которая была известна ещё в марте? – Мне сложно сказать, поскольку я с ними не общался. Предполагаю, что они могли видеть те исследования по достоверности подписей, которые уже делались нами. Тут ведь какая ситуация: одна сторона говорит – белое, другая утверждает – чёрное. Если приходит третья сторона, вероятность того, что она скажет – серое, просто минимальна. Скорее это будет либо белое, либо чёрное. Если люди смотрят одни и те же документы и от них ждут однозначного ответа «да» или «нет», ничего удивительного в том, что они выбрали выводы стороны защиты. Точно так же не было бы ничего удивительного, встань они на сторону обвинения.

– Разве у «Шпигеля» был полный доступ к данным, на основании которых они сделали выводы? – Полного доступа, как я думаю, не могло быть. Но тут нужно разделять. Есть исследования, которые предоставлялись в CAS, а есть другие исследования, которые в CAS не предоставлялись. Так вот, во втором случае с результатами исследований можно делать что угодно, даже опубликовать в открытом доступе – они не являются частью файла. Могу сказать только за себя: я «Шпигелю» никаких данных не давал и не могу сказать, какими источниками они пользовались.

– Насколько серьёзно снятие обвинений по двум ДНК усилило позицию защиты? – Как и с любым делом, доводы стороны обвинения всегда имеют некий кумулятивный эффект. Если у стороны обвинения есть десять доводов, подтверждающих позицию, это одно дело. А когда этих доводов остаётся два – совсем другое. В нашей ситуации у стороны обвинения было три ключевых довода, один из них отвалился, да ещё каким образом! Сторона обвинения признала, что строила выводы на этом доводе три года, а сейчас признаёт, что выводы были сделаны неправильные. Согласитесь, это серьёзным образом подрывает всю аргументацию, которую выдвигает другая сторона. Получается, что тех экспертов, которые делали выводы со стороны обвинения, уже нельзя назвать непогрешимыми.

Обвинение строилось на подмене проб, потом было заявление Родченкова о том, что двойное ДНК подтверждает подмену, и тут это обвинение снимается. Двойное ДНК объяснимо, оказывается. МОК снял обвинение, а credibility Родченкова теперь серьёзным образом подорвано. Получается, что он просто оболгал мою подзащитную. Повторю, что снятие одного из ключевых обвинений – большая победа.

Чем завершится суд против биатлонистки Ольги Зайцевой – одно из обвинений уже снято

Ольга Вилухина, Екатерина Шумилова, Яна Романова и Ольга Зайцева

Фото: РИА Новости

– Остаются царапины на пробирке и содержание соли. – Довод о чужом ДНК никак нельзя объяснить, если бы действительно была подмена пробы. Это убивало бы любые аргументы защиты.

Доводы о царапинах и соли объяснимы. Содержание соли, о котором говорится, физиологически допустимого уровня. Это подтверждено российскими и американскими экспертами. Они опровергли доводы эксперта, привлечённого МОК.

Довод про царапины ещё менее убедителен, чем довод про соль. В отношении царапин довод обвинения сводится к тому, что много царапин свидетельствуют о подмене пробы. А если мало царапин, получается, подмены не было. Но где проходит количественная грань между «много» и «мало»? Почему 10 царапин, происхождение которых нельзя объяснить, свидетельствуют о том, что проба не вскрывалась, а 25 царапин говорят о том, что вскрывалась?

Но ведь там, где появилось 10 царапин, может появиться и 25. Если вы не знаете причину происхождения царапин, то их может появиться любое количество, это ни о чём не говорит.

Аргументы экспертов о том, что они каким-то образом вскрывали контейнеры с пробами и получили похожие царапины, не самый убедительный довод. У вас другие инструменты, вы не понимаете, как происходил процесс вскрытия пробы другой стороной, но делаете допущения и выводы.

В криминалистике это было бы грубейшим нарушением принципов. У вас есть отстрелянная пуля. Но нет оружия, из которого она была выпущена. Вы находите подобное оружие, стреляете из него и пытаетесь доказать, что это то самое оружие. Такие доводы никогда судом не будут приняты. А ведь эксперт МОК, вскрывавший пробирки, делает то же самое: у меня есть пуля, оружие, из которого она была выпущена, у меня нет, но есть другое оружие, оставляющее похожие царапины на пуле. Сторона защиты видит в этом серьёзную проблему с логикой рассуждений. МОК утверждает, что вскрывались только некоторые пробы каждого спортсмена. Если допустить на секунду, что действительно была подмена, логично было бы менять все пробы, а не отдельно взятую. Ведь другая проба в любом случае покажет все нарушения.

– Влияет ли на что-то доказанный стороной защиты факт подделки подписей Родченкова? – МОК представил от него заявление, в котором он подтвердил информацию, указанную в документах. Он не сказал, что подписывал их, но данные подтвердил. Но ведь это несколько разные вещи. С точки зрения защиты, если он не подписывал документы, тогда логичнее было представить документы вообще без подписи, чем с подписью другого человека.

Но вы же представляете аффидевит с подписью, которая не соответствует действительной. Защита считает, что это сфальсифицированный документ, перестающий иметь значение во время рассмотрения дела. Свои доводы в CAS мы представили.

– Когда будет вынесено окончательное решение? – Объявлено, что срок вынесения решения продлён до середины июля.

Источник: championat.com

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

девятнадцать − пять =

kwork
sport